РЕКОРДЫ ЗАХАРЕВИЧА НЕ ПОБЬЕТ НИКТО. Тренировки юрия захаревича


РЕКОРДЫ ЗАХАРЕВИЧА НЕ ПОБЬЕТ НИКТО

Лада БЕЛОЗЕРОВАОн начал заниматься тяжелой атлетикой в Димитровграде с десяти лет. А спустя 15 лет стал одним из самых знаменитых штангистов страны. Юрий Захаревич установил на помосте 41 мировой рекорд. Больше на счету только у Давида Ригерта и Василия Алексеева.— Мне нравилось справляться с громадными весами, вдвое превышающими мой собственный. За один вечер, помню, установил сразу 9 мировых рекордов — и ведь не перенапрягся! Болельщики привыкли к моим высоким результатам, и, чтобы не разочаровывать их, я устанавливал хотя бы один рекорд даже на второстепенных соревнованиях, — рассказывал Захаревич в одном из интервью.В связи с изменением весовых категорий в нынешней тяжелой атлетике никогда не будут побиты несколько рекордов Захаревича, например, 210 кг в рывке, 250,5 кг в толчке, суммы в двоеборье 455 и 440 кг в категориях до 110 и 100 кг.А ведь рекордов этих просто не должно было быть. В 18 лет на турнире в Венгрии Юрий неточно выполнил рывок. Врачи вживили лавсановую связку в локтевой сустав. И категорически заявили: рука будет работать, но с тяжелой атлетикой придется распрощаться. После такой тяжелейшей травмы на помост не возвращаются. Захаревич доказал, что врачи ошиблись. Он вернулся в спорт и стал олимпийским чемпионом. Это уникальный случай в истории тяжелой атлетики. Сам же Юрий говорил, что день, когда он вернулся на помост, значит для него столько же, сколько победа на Олимпиаде.Свою спортивную карьеру Юрий Иванович завершил в 1992 году. Торжественных проводов не устраивали. Спорткомитет вручил благодарственное письмо. Захаревич занялся предпринимательством. Построил в Димитровграде дом, воспитывал двоих сыновей — Ваню и Юру. Однажды «НГ» нагрянула в гости к олимпийскому чемпиону. Я и не заметила, как за разговором пролетело несколько часов.В тренажерном зале сыновья с гордостью расставили кубки и развесили десятки медалей. Юрий попытался вспомнить их количество — не смог. Но главная медаль — олимпийская — хранилась в столе в рабочем кабинете Захаревича.— Чему хотите научить Ваню и Юру? — спросила я.— Выжить.— Считаете, что должны быть для сыновей главным кумиром?— Я как раз за то, чтобы они нашли себе других кумиров.— Не хотите, чтобы они повторили вас в спорте?— Да это не повторишь…— В доме есть штанга. Сколько раз в день к ней подходите?— Вообще не подхожу.А когда мы решили сфотографировать штангу Захаревича, он неожиданно подошел и взял вес!Старший сын Иван тоже захотел заняться тяжелой атлетикой. Родители не возражали. Но Юрий Иванович оценивал сына строго, считал, что бог не наградил Ваню большим талантом. И сказал Ване, что без таланта на одном трудолюбии спортивных высот не достигнешь. В 16 лет Иван стал чемпионом России среди юношей в супертяжелом весе. Но он приходит в тяжелоатлетический зал только как любитель.последние годы Юрий Эахаревич живет в Москве. Нынешней осенью он приезжал в Ульяновск на выездное заседание комитета по физкультуре и спорту Госдумы РФ. Знаменитый штангист с сожалением говорил о том, что в России сегодня тяжелая атлетика перестала быть популярной, все меньше в стране регионов, где культивируется этот вид спорта. А вот в Салехарде в 2002 году на базе специализированной ДЮСШ олимпийского резерва открылся Центр развития тяжелой атлетики имени Юрия Захаревича. «Когда я возглавил Федерацию тяжелой атлетики России, то первым делом занялся поиском регионов, в которых есть возможность развивать этот вид спорта, — рассказывал Захаревич. — К счастью, в Салехарде мне повстречались неравнодушные люди, по-настоящему увлеченные тяжелой атлетикой».Спустя два года в ДЮСШ открылся музей, в который олимпийский чемпион передал свои фотографии, дипломы, грамоты, кубки, медали. Жаль, что такого музея нет на родине легендарного спортсмена…

СПРАВКА «НГ»Юрий Захаревич родился 18 января 1963 года. Заслуженный мастер спорта. Выступал за «Динамо» (Димитровград). Чемпион Олимпийских игр-1988 в Сеуле в первом тяжелом весе. 4-кратный чемпион мира и 5-кратный чемпион Европы. На протяжении 13 лет входил в состав сборной СССР по тяжелой атлетике, в 2000 — 2003 гг. — президент Федерации тяжелой атлетики РОССИИ. Почетный гражданин города Димитровграда.

ulpressa.ru

Саня, я в Хабаровске на той самой лавочке у «Интуриста»

В далёком 1988 году знаменитый тяжелоатлет Юрий Захаревич готовился в Хабаровске к Олимпиаде в Сеуле. И вот спустя столько лет он вновь оказался на дальневосточной земле. Как сообщает ИА «Хабаровский край сегодня», Юрий Иванович приехал в Хабаровск в составе олимпийской делегации Российского союза спортсменов в рамках межрегиональной акции «Кубок «Великая Россия. Спортивная держава», а также принял участие в торжественном открытии Дальневосточного спортивного фестиваля студентов «Новое поколение-2017».

- О вашем городе у меня самые благоприятные впечатления, - рассказал в беседе с корреспондентом ИА «Хабаровский край сегодня» Юрий Захаревич. – Я всегда говорил, что хабаровская земля нас напутствовала на победу на Олимпиаде в Сеул. Ведь именно здесь у сборной СССР был заключительный этап подготовки перед Играми. И в каждой медали спортсменов (из Сеула мы только золотых наград привезли целых 55) есть частичка Хабаровска. Это я говорю без всякого пафоса.

- Что ж, спасибо за комплимент. Как по-вашему, изменился Хабаровск за эти годы?

- Ещё как! Приятно, что изменения произошли в лучшую сторону. Одна набережная на стадионе имени Ленина чего только стоит. А вот гостиница «Интурист», в которой мы жили перед Сеулом, осталась прежней. Посидел на лавочке у входа, где мы часто проводили свободное время, повспоминал. Ностальгия! Не удержался и даже позвонил Александру Курловичу, с которыми мы тогда вместе тягали штангу у вас в зале тяжелой атлетики СКА. «Саня, - говорю, - не поверишь, я в Хабаровске на той самой лавочке у «Интуриста».

- Юрий Иванович, вы стали олимпийским чемпионом в Сеуле с лавсановой связкой в локтевом суставе. Что же привело к тяжелейшей травме, после которой никто, кроме вас, не возвращался на большой помост?

- О, вы помните об этом?! Видите, значит мой случай действительно уникальный. Мне нравилось справляться с громадными весами, вдвое превышающими мой собственный. За один вечер, помню, установил сразу 9 мировых рекордов - и ведь не перенапрягся!

Болельщики привыкли к моим высоким результатам, и, чтобы не разочаровывать их, я устанавливал хотя бы один рекорд даже на второстепенных соревнованиях. Вдобавок легко дался переход из юниорской категории во взрослую - я быстро освоился в компании корифеев.

Мир перевернулся, когда в 18 лет я допустил неточность при выполнении рывка на турнире в Венгрии. После операции врачи объявили: благодаря вживленному инородному телу рука разработается, но на тяжелой атлетике придется поставить крест. Но я вернулся и стал олимпийским чемпионом. Видимо, в этом и заключался феномен Захаревича (улыбается). На встречах с паралимпийцами обычно говорю им: «Ребята, когда вас ещё не включали в программу Игр, я со своей искусственной рукой уже соревновался со здоровыми спортсменами и обыгрывал их».

- Более того, на вашем счету 41 мировой рекорд!

- Из двоеборцев это лучший результат среди тяжелоатлетов бывшего СССР. У Давида Ригерта и Василия Алексеева рекордов, правда, больше, но они прославились благодаря троеборью, за счёт жима. Я же начал соревноваться уже после того, как это упражнение отменили. Получается, у мэтров было определенное - и немалое - преимущество.

- Часто ли вам приходилось в интересах команды сгонять вес?

- Постоянно. Обычно по решению тренерского совета «гонял» до 6 кг - ради того, чтобы не переходить дорогу хорошим друзьям. Тогда это считалось в порядке вещей. У тренеров был широкий выбор штангистов в тяжелых весовых категориях, а я как бы «закрывал» сразу два веса - до 100 и до 110 кг. Супертяжей расстраивали известия о том, что на тренировках я превосходил их мировые рекорды в сумме двух упражнений. Немец Нерлингер сказал даже: «Если Захаревич перейдёт в сверхтяжёлую категорию, нам всем можно будет распрощаться со спортом». Но я ограничился лишь участием в нескольких турнирах среди самых мощных штангистов.

- Как сложилась ваша жизнь после окончания спортивной карьеры?

- Из спорта я никуда не ушёл. Одно время даже являлся президентом Всероссийской федерации тяжелой атлетики, работал в сборной России.

Увы, сейчас наш вид спорта в стране в ужасном положении. Помню, когда я возглавил федерацию, то начал с того, что предложил очистить тяжёлую атлетику от всевозможных запрещенных препаратов. Чтобы на местах тренеры не кормили ребят чем попало. Словом, хотел начать с чистого листа. Далеко не всем, конечно, понравился такой мой настрой, но многое сделать удалось.

Однако потом начались интриги, революции... Устроили переворот. Я говорю: «Ребята, если у вас лучше получится – действуйте!». И вот вам результат. Представляете, только за прошедший олимпийский цикл у наших тяжелоатлетов было 36 залётов, то есть положительных проб. Международная федерация поначалу прикрывала всё это, но рано или поздно тайное должно было стать явным. Сейчас вот под большим вопросом участие сборной России на ближайшем чемпионате мира в США.

- Но хватит о грустном. Расскажите лучше о семье…

- Семья у меня замечательная. С женой Натальей мы вместе уже 34 года. Она у меня гимнастка, мастер спорта. Правда, когда поженились, я ей сказал: «Завязывай с большим спортом, становись домохозяйкой». Наташа всегда меня поддерживает и в моей золотой медали на Олимпиаде есть и её большая заслуга. Старший сын Иван, который недавно подарил нам внучку, в своё время занимался тяжелой атлетикой, дорос до мастера спорта. Младший – Юра поначалу тоже увлекся штангой, но потом ушёл в футбол.

- Знаю, что вы являетесь почётным гражданином Димитровграда…

- Да, это моя родина. Мы давно уже переселились в Москву, но о Димитровграде, где по-прежнему живут родители супруги, не забываем и часто туда наведываемся. Кстати, недавно власти города вышли с инициативой губернатору на присвоение мне звания почетного гражданина Димитровградской области.

- Интересно, а чем занимается Юрий Захаревич в свободное время?

- Люблю охоту и спортивную рыбалку. Ещё являюсь вице-президентом федерации снайпенга (это стрельба из высокоточного оружия). Словом, скучать некогда.

todaykhv.ru

Сегодня исполняется 45 лет Юрию Захаревичу

Юрий Иванович Захаревич

Родился 18 января 1963 года в Димитровграде Ульяновской области. Заслуженный мастер спорта по тяжёлой атлетике, весовая категория до 90 кг (1-ый полутяжёлый вес), весовая категория до 100 кг (2-ой полутяжёлый вес), весовая категория до 110 кг (1-ый тяжёлый вес). Выступал за «Физкультуру и спорт», «Динамо». Работал вице-президентом Федерации тяжёлой атлетики России, в 2000-2003 гг. - президентом, советником губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа по спорту, предприниматель.

Олимпийский чемпион Сеула (1988 до 110 кг), чемпион Игр Доброй Воли 1986 (до 110 кг), 4-кратный чемпион мира до 110 кг (1985, 1986, 1987), 2-кратный серебряный призёр чемпионата мира (1981 до 90 кг в двоеборье, рывке и толчке, 1982 до 100 кг), 4-кратный чемпион Европы до 110 кг (1985, 1986, 1987, 1988), 2-кратный серебряный призёр чемпионата Европы (1981 до 90 кг, 1990 до 110 кг), 2-кратный чемпион СССР (1982 до 100 кг, 1986 до 110 кг), серебряный призёр чемпионата СССР 1980 (до 90 кг), чемпион IX Спартакиады народов СССР 1986 (до 110 кг), обладатель Кубка СССР в отдельных упражнениях (1980 до 90 кг в рывке и двоеборье, 1981 до 100 кг в рывке, толчке и двоеборье), 41-кратный рекордсмен мира, многократный рекордсмен СССР.

«- На Вашем, Юрий Иванович, счету 41 мировой рекорд. Больше только у Давида Ригерта и Василия Алексеева.

- Учтите, пожалуйста, что и Ригерт, и Алексеев, особенно Василий Иванович, прославились благодаря троеборью, за счёт жима. Я же начал соревноваться уже после того, как это упражнение отменили. Получается, у мэтров было определённое - и немалое - преимущество.

- Вы стали олимпийским чемпионом с лавсановой связкой в локтевом суставе - случай уникальный. Но что привело к тяжелейшей травме, после которой никто, кроме вас, не возвращался на большой помост?

- Мне нравилось справляться с громадными весами, вдвое превышающими мой собственный. За один вечер, помню, установил сразу 9 мировых рекордов - и ведь не перенапрягся! Болельщики привыкли к моим высоким результатам, и, чтобы не разочаровывать их, я устанавливал хотя бы один рекорд даже на второстепенных соревнованиях. Вдобавок легко дался переход из юниорской категории во взрослую - я быстро освоился в компании корифеев.

Мир перевернулся, когда в 18 лет я допустил неточность при выполнении рывка на турнире в Венгрии. После операции врачи объявили: благодаря вживленному инородному телу рука разработается, но на тяжёлой атлетике придется поставить крест. Не хочется вспоминать, чего стоило возвращение в спорт. Скажу только, что этот день для меня памятен не меньше победы на Олимпиаде.

- Часто ли вам приходилось в интересах команды сгонять вес?

- Постоянно. Обычно по решению тренерского совета «гонял» до 6 кг - ради того, чтобы не переходить дорогу хорошим друзьям. Тогда это считалось в порядке вещей. У тренеров был широкий выбор штангистов в тяжёлых весовых категориях, а я как бы «закрывал» сразу два веса - до 100 и до 110 кг.

Кстати, 200 кг я вырвал четвёртым в мире - после трёх знаменитых супертяжей, наших Рахманова с Писаренко и болгарина Плачкова. Нюанс в том, что зафиксировал я два центнера в категории до 100 кг, то есть на две категории ниже, и уступал в собственном весе от 15 до 50 кг. Но особенно супертяжей расстраивали известия о том, что на тренировках я превосходил их мировые рекорды в сумме двух упражнений. Немец Нерлингер сказал даже: «Если Захаревич перейдёт в сверхтяжёлую категорию, нам всем можно будет распрощаться со спортом». Но я ограничился лишь участием в нескольких турнирах среди самых мощных штангистов.

- В связи с изменением весовых категорий никогда не будут побиты несколько ваших достижений, в частности, 210 кг в рывке, 250,5 кг в толчке, суммы в двоеборье 455 и 440 кг в категориях до 110 и 100 кг. Это вдохновляет?

- Напротив, расстраивает. Ведь рекорды положено «хоронить» на помосте. Впрочем, с другой стороны, Международная тяжелоатлетическая федерация вынуждена была пойти на нововведения, чтобы повысить интерес к нашему виду спорта.

- После поражения от юного Захаревича на Кубке СССР в Донецке завершил свою блистательную карьеру Давид Ригерт. Не отразилось ли это на ваших отношениях, когда его назначили старшим тренером советской сборной?

- Давид Адамович неоднократно заявлял, что расстался со спортом со спокойной душой, проиграв достойному сопернику. А напряжённость между нами действительно возникла, но совсем по другому поводу. Мы, лидеры сборной, полагали, что Ригерт будет относиться к нам с уважением, как к своим недавним товарищам по команде. А он спустя некоторое время публично отчитал нас, по сути, ни за что. Были и другие подобные случаи, но не это главное. Команда под руководством Ригерта не раз уступала болгарам. Не удалось ему реабилитировать себя и с российской сборной. Более того, в сезоне-99 подопечные Давида Адамовича установили на европейском чемпионате антирекорд: наши силачи впервые в истории остались без единой медали.

- С Ригертом ясно. А отчего не сложились отношения с другим выдающимся чемпионом - Василием Алексеевым?

- Тут другая история. Василий Иванович смотрел косо на меня, Анатолия Храпатого и Александра Курловича ещё в те времена, когда работал помощником старшего тренера Алексея Медведева. Алексеев пытался подавить нас своим авторитетом, заставлял тренироваться по своей методике. А когда сам возглавил сборную в 1989 году, то под видом борьбы с допингом устроил нашей троице веселую жизнь. В любое время мог организовать унизительную проверку комнат, запросто отстранял от соревнований. Курловича он, скрепя сердце, всё же включал в состав сборной - тот был на две головы выше остальных супертяжей. В наших же с Храпатым весах конкуренция была гораздо острее, и на этом основании Алексеев возил на престижные турниры вместо нас молодёжь.

- Неужели нельзя было найти компромисс?

- К сожалению, Василий Иванович признавал только один стиль руководства - авторитарный, а любой несогласный автоматически становился его врагом. Вдобавок Алексеева жутко раздражала наша независимость.

В итоге перед Барселоной мне фактически была заказана дорога на сборы, и, как следствие, я больше года не мог полноценно тренироваться, не говоря уж о том, чтобы участвовать в состязаниях. Тем не менее, занимаясь по индивидуальной программе, к началу 1992 года я набрал хорошую форму. Чувствовал себя даже лучше подготовленным, чем накануне Игр-88. Но в Барселону так и не попал - из-за своего нулевого рейтинга. В том году ИВФ установила квоту для штангистов на основе результатов отборочных турниров. А все эти турниры прошли мимо меня.

Не скрою, чувствовал себя в тот период неуютно. Хорошо ещё, отвлекали съёмки на «Ленфильме».

- Что это были за съёмки?

- Фильм назывался «Хмель» - это была экранизация одноимённой книги о сибирских староверах. Режиссер Виктор Трегубович, оказавшийся поклонником тяжёлой атлетики, пригласил на роль Макея чемпиона мира из Киева Анатолия Писаренко, а мне предложили сыграть кузнеца Микулу. К сожалению, Писаренко не прошёл пробы. Мне же, напротив, после них предложили вместо одной сразу несколько ролей. Но я отказался и впоследствии не пожалел о своём решении. Ведь это только со стороны кажется, что играть в кино - труд невеликий. На деле более каторжной профессии не существует. Так, мне пришлось таскать на плечах... живых лошадей весом под 500 кг. Хотя им предварительно и давали снотворное, но после того, как я отрывал их от земли, животные, теряя точку опоры, начинали бить копытами куда ни попадя. Трегубович знал о том, что в начале века аналогичный трюк демонстрировал Александр Засс. Но лишь после съёмок «Хмеля» выяснилось, что знаменитый русский богатырь таскал на себе жеребца, приученного к этому с рождения!

В итоге киношники с «Ленфильма» похвалили меня и предложили продолжить кинокарьеру. Однако я отказался: слишком уж нелёгкое это ремесло. К тому же разочаровало то, что эпизод с лошадью на плечах в фильм так и не попал.

- Итак, спортивную карьеру вы завершили в сезоне-92. А когда и где вас провожали с большого помоста?

- Нигде. Выразили благодарность в письме-отписке из Спорткомитета. Впрочем, тогда ни с кем из известных чемпионов не церемонились.

- Вы перебрались из родного Димитровграда в Москву. С чем это было связано?

- С работой, ведь я предприниматель. Расширение дела потребовало постоянного присутствия в столице. Но вы ошибаетесь, если думаете, что меня с семьёй здесь ждали с распростёртыми объятиями. Прежде чем мы приобрели своё жильё, пришлось поскитаться по гостиницам и съёмным квартирам. Зато теперь всё в порядке.

- В своё время вы уже были одним из руководителей Федерации тяжелой атлетики России, но пост вице-президента быстро покинули. Почему?

- Меня пригласил ставший тогда президентом федерации мой давний знакомый Исраил Арсамаков. Я согласился, потому что считаю: быть неблагодарным - грех. В конце концов, тяжёлая атлетика помогла мне добиться всего в жизни, и я хотел вернуть долг - хотя бы частично. К сожалению, вскоре у нас с Исраилом возникли разногласия, и мы расстались». (Валерий Раджабли, газета «Спорт-Экспресс»: http://www.sport-express.ru:8080/art.shtml?28371)

svetpobed.livejournal.com